Исконно.ruЧерепаха и обезьяна

Ибн аль-Мукаффа. Калила и Димна / Пер. с араб., предисл. и коммент. Б. Я. Шидфар. — М.: Художественная литература, 1986. — 304 с. — 75 000 экз.

Сказал царь Дабшалим философу Байдабе: «Я выслушал твою притчу о неразумном, поверившем коварному врагу, скрывшему свою ненависть под личиной искренней дружбы, и понял, что не следует доверяться тому, кто прежде был твоим недругом и соперником. А теперь поведай мне притчу о нерешительном, который, получив то, что долго искал, утратил заветное из-за своей нерешительности». И Байдаба промолвил: «Легче найти, чем сохранить. А с тем, кому удача сама давалась в руки, но он упустил ее, может случиться то же, что с предводителем черепах». — «Как это было и что это за притча?» — спросил царь Дабшалим, и Байдаба начал:

«Рассказывают, что некий муж из рода обезьян, по имени Махир[1], был царем обезьяньей стаи. Когда он состарился и одряхлел, на него напал один из его родичей, что был моложе и сильнее его, сверг его с престола и сам сел на царство, а старый царь бежал и еле успел унести ноги. Он брел без дороги, пока не дошел до берега моря. Найдя там высокую смоковницу, он решил сделать это дерево своим жилищем. Однажды он сидел на дереве и ел смоквы, и один из плодов упал в воду, так что раздался громкий всплеск и по воде пошли круги. Это позабавило царя обезьян, и он не столько ел плоды, сколько бросал их в морские волны.

А под этим деревом, у самой воды, лежал предводитель черепах, и всякий раз, как смоква падала в воду, он подбирал плод и съедал его. Когда смоквы стали падать с дерева одна за другой, предводитель черепах подумал, что царь обезьян бросает плоды для него, и захотел подружиться с ним. Окликнув его, он поблагодарил и стал расспрашивать, что привело царя к этому дереву, и тот поведал всю свою историю.

Предводитель черепах часто приходил к тому дереву и долго беседовал с царем обезьян, так что жена предводителя стала скучать и пожаловалась одной из своих соседок на долгое отсутствие мужа, сказав ей: «Я боюсь, что с ним случилось несчастье и его уже нет в живых». Но соседка ответила ей: «Твой супруг находится на берегу моря. Он подружился с тамошней обезьяной, так что они дня не могут прожить друг без друга, едят и пьют вместе и он не в силах ее оставить. Ты вернешь его к себе, только если найдешь способ погубить эту обезьяну». Жена предводителя черепах спросила: «Что же мне делать?» И соседка дала ей такой совет: «Когда твой муж вернется, притворись больной и недужной, а если он спросит тебя, что с тобой, скажи, что лекари прописали тебе как лекарство сердце обезьяны и никакое иное зелье не поможет». И послушав подругу, жена предводителя черепах стала поститься и сильно похудела.

Через некоторое время предводитель черепах сказал царю обезьян: «Давненько я не был дома и не видел свою жену и домочадцев. Я схожу повидаю их и скоро приду обратно». Он собрался в путь и пришел к себе домой. Жена вместе с соседкой вышла ему навстречу, и он увидел, что она истомлена тоской и сильно исхудала. Предводитель черепах спросил: «Почему ты так исхудала?» Жена не ответила ему, и он снова задал тот же вопрос, и тогда соседка сказала: «Твоя несчастная жена поражена тяжким недугом и, без сомнения, скоро умрет, если ты не добудешь ей лекарство, — а такую болезнь не исцелить каким-нибудь простым средством!» — «Скажи мне, какое лекарство тебе нужно, и я добуду его из-под земли!» И соседка промолвила: «Лекари прописали твоей жене сердце обезьяны, только оно может излечить ее от болезни».

Предводитель черепах ответил: «Это трудное дело! Откуда нам взять сердце обезьяны, если мы живем в воде, а они — высоко на деревьях! Однако я отправлюсь на поиски и постараюсь что-нибудь сделать». Но потом он сказал себе: «Я могу достать только сердце царя обезьян. Это будет предательством, но если я оставлю без помощи жену, мне не будет оправдания!» Он стал размышлять и наконец подумал так: «Если для свершения великого дела приходится немного поступиться совестью, то это небольшая плата за большой успех. Она — моя жена, подруга и помощница, она рядом со мной в бренном мире и станет моей спутницей в будущей жизни, поэтому я должен отдать ей предпочтение, не оставив ее без помощи».

Приняв такое решение, предводитель черепах отправился к морскому берегу, чтобы добыть обезьянье сердце. Он был задумчив и грустен и твердил себе: «Неужели я должен убить верного друга и щедрого помощника, одарившего меня своей искренней привязанностью? Поистине, это страшное дело, и от него нельзя ожидать ничего хорошего!» Подойдя к дереву, предводитель черепах приветствовал своего друга, а тот спросил его: «Почему тебя так долго не было, брат мой? Скажи мне, что тебя задержало?» — «Я медлил лишь потому, что было мне стыдно перед тобой, — отвечал предводитель черепах. — Ибо я не знал, чем я могу вознаградить тебя за твои благодеяния и милость. И хоть я знаю, что ты был добр ко мне вовсе не для того, чтобы получить от меня награду, но считаю нужным отплатить тебе за твое гостеприимство. Я понял, как ты щедр и благороден, ибо ты не из тех, чьи благодеяния корыстны, — ведь я не оказал тебе никакой услуги, когда ты насытил меня от своих щедрот, и ты не ждешь от меня никакой награды. Ты не кичишься своими благодеяниями, будто забыв о них и не считая их чем-то значительным, и не порабощаешь того, кто отведал твоих даров».

«Ни к чему твои похвалы и напрасен твой стыд, — ответил царь обезьян. — Ведь это ты положил начало нашей верной дружбе, за что я должен быть тебе навеки благодарным. Разве я, бесприютный скиталец, изгнанный своим народом, не нашел крова на твоей земле? Разве не твоя дружба была мне надежной опорой? Разве не беседы с тобой изгнали печаль и заботы из моего сердца?» И тогда предводитель черепах промолвил: «О брат мой, друзья становятся еще ближе и преисполняются еще большего доверия, во-первых, когда посещают друг друга, во-вторых, когда знакомят со своими домочадцами, и, в-третьих, когда вместе вкушают трапезу. Но я, к стыду своему, не пригласил тебя посетить мой дом, не познакомил со своей семьей и не угостил как подобает».

«Это все пустяки, — возразил царь обезьян. — Друзья дороги из-за их душевной склонности к нам. Что же касается трех вещей, о которых ты упомянул, то они не обязательны для друзей, ибо чаще всего посещают чужие дома воры и грабители, больше всего знакомых среди домочадцев у свадебных музыкантов и скоморохов, а совместную трапезу вкушают мулы и ослы в своих стойлах, но ни воры, ни скоморохи, ни тем более ослы и мулы не становятся друзьями».

«Ты прав, клянусь жизнью, — воскликнул предводитель черепах. — От того, к кому мы прилепились сердцем, нам не нужно ничего, кроме искренней привязанности, а кто взыскует блага бренного мира, должен отказаться от дружбы и искать близости к сильным и богатым. Недаром говорится: «Не обременяй заботами о себе тех, с кем дружишь, ибо можешь наскучить им и утомить их, ведь даже корова гонит теленка, если он слишком часто припадает к ее вымени!» Я же завел этот разговор, зная твою щедрость и благородство и желая, чтобы ты завершил свои благодеяния, посетив меня в моем доме, — ведь я живу на острове, который славится своими дивными плодами. Садись мне на спину, и я переправлю тебя на этот остров. Будь милостив как прежде и не откажи мне в моей просьбе».

Услышав о дивных плодах, царь обезьян захотел их отведать. Он не раздумывая спустился с дерева и сел на спину своему другу, чтобы тот отвез его на остров. Но войдя в воду, предводитель черепах остановился в раздумье, ибо вдруг предстало пред ним его вероломство во всей своей тяжести и мерзости. И он потупил голову, говоря себе: «Как мог я решиться на такой подлый обман и губить своего лучшего друга? Женщины не стоят того, чтобы из-за них предавать дружбу, ибо они ненадежны, лживы и непостоянны. Недаром говорится: «Чистоту золота можно испытать в горниле, честность — своевременным возвращением долга, силу верблюда — тяжестью ноши, но женщину ничем не проверишь и мысли ее всегда останутся для тебя тайной».

Черепаха и обезьяна

А тем временем царь обезьян, видя, что его друг остановился и не плывет к острову, сказал себе: «Что-то тут неладно! Предводитель черепах ждет чего-то, и, конечно, не без причины. Откуда мне знать, может быть, он заподозрил меня в предательстве и затеял против меня недоброе? Ведь сердце непостоянно и переменчиво, и даже самые близкие друзья, домочадцы и дети могут стать врагами, поэтому разумному следует постоянно наблюдать за их поведением, дабы заметить перемену вовремя». И он спросил: «Почему ты остановился и словно задумался и загрустил?» Предводитель черепах ответил: «Я задумался потому, что супруга моя тяжело больна и поэтому я не смогу принять тебя так, как мне хотелось бы, со всем почетом и пышностью». — «Не беда, — ответил царь обезьян. — Я знаю, что ты хочешь оказать мне честь, но между друзьями не может быть никаких церемоний».

Предводитель черепах ответил: «Ты прав», — и двинулся дальше, но пройдя несколько шагов, снова остановился. Опасения царя обезьян усилились, и он подумал: «Нет никаких сомнений, что он задумал дурное, об этом говорит его странное поведение, и мне следует остерегаться его. Древние мудрецы говорили: «Если в сердце закралось подозрение в коварстве и неверности друга, будь решителен и осмотрителен — берегись его и старайся проследить и истолковать его слова и поступки. Если твои подозрения оправдаются, — наградой тебе будет собственная жизнь, если же они окажутся ложными, при тебе останется твое благоразумие, и это тебе нисколько не повредит». Подумав так, царь обезьян спросил друга: «Почему ты остановился и не несешь меня на твой остров? Я вижу, что ты печален и задумчив, словно спрашиваешь себя еще раз, нужно ли тебе делать это?»

Предводитель черепах ответил: «Меня огорчает, что когда ты придешь ко мне домой, я не смогу встретить тебя так, как бы мне хотелось, потому что моя супруга поражена тяжким недугом». — «Не печалься, — промолвил царь обезьян. — Печаль и грусть бесполезны. Лучше постарайся найти такие кушанья и лекарства, которые могли бы помочь твоей супруге, ибо говорится: «Богатый должен тратить свое добро, подавая милостыню, выручая из беды, воспитывая детей и поддерживая здоровье супруги». Предводитель черепах сказал тогда: «Да, ты прав, но все лекари говорят, что мою жену сможет исцелить единственное лекарство — сердце обезьяны».

«Горе мне! — подумал царь обезьян. — Вот к чему приводит жадность! На старости лет захотелось мне отведать чудесных плодов, и я попал в самую злую беду и худшее несчастье! Не зря говорится: «Кто довольствуется малым, живет спокойно и без всяких тревог, а тот, кого пожирает алчность, находится в вечном беспокойстве и трудах». А сейчас надо мне приложить весь свой ум, чтобы найти выход из этой беды». И он сказал предводителю черепах: «Что бы тебе стоило сказать мне об этом раньше, когда я еще не спустился, чтобы я взял с собой свое сердце! У нас, обезьян, такой обычай: когда один из нас идет в гости к другу, он оставляет свое сердце дома или поручает его кому-нибудь из своих близких. И делаем мы это для того, чтобы не почувствовать греховной страсти к супруге хозяина дома. Ведь у меня нет с собой сердца!» — «А где сейчас твое сердце?» — спросил предводитель черепах, и царь обезьян ответил: «Я оставил его на этом дереве. Если хочешь, я снова влезу на дерево, возьму сердце тотчас и принесу его, раз оно тебе нужно».

Обрадовавшись, предводитель черепах, который за это время отплыл от берега на несколько локтей, сказал себе: «Мой верный друг согласен отдать мне свое сердце, и мне не нужно его обманывать!» Он тотчас повернул к берегу и отнес царя обезьян к подножью дерева, а тот немедля спрыгнул с него и во мгновение ока вскарабкался на дерево. Предводитель черепах долго ждал его и наконец окликнул: «Друг мой, где же ты? Бери свое сердце и спускайся, мы так задержались!» Но царь обезьян отозвался, сидя на высокой ветке: «Ни за что я не спущусь! Или ты полагаешь, что я так же глуп, как осел, у которого, по словам шакала, не было сердца и ушей?» — «А как это было и что это за притча?» — спросил предводитель черепах, и царь обезьян начал:

«Рассказывают, что некогда в густом лесу жил лев, а при нем был его приближенный шакал, который кормился остатками его добычи. Как-то раз на льва напала короста, от которой он сильно ослабел и не мог ходить на охоту. И шакал спросил его: «Что с тобой случилось, царь зверей, почему ты так изменился?» — «Меня измучила и изнурила эта короста, — ответил лев. — А вылечить ее можно только ослиным сердцем и ушами». Шакал воскликнул: «Нет ничего легче! У одного мастера, который занимается отбеливанием тканей, есть осел. Нагрузив осла тканью, тот человек приводит его на берег ручья, где расстилает свои ткани, а осла отпускает на пастбище. Этого-то осла я приведу тебе». Днем, когда осел пасся, шакал тихонько подошел к нему, боясь, что его заметит мастер, приветствовал осла и сказал ему: «Я вижу, что ты сильно исхудал и спина твоя вся в ранах». — «Мой хозяин морит меня голодом и заставляет таскать тяжелые тюки», — пожаловался осел. «Как же ты терпишь такое обращение?» — воскликнул шакал, и осел ответил: «Что же мне делать и куда бежать от него? Куда бы я ни пошел, всюду найдется человек, который поймает меня, заставит работать на себя, а есть будет давать только самую малость». — «Я укажу тебе дивное место, — промолвил шакал. — Туда не найдет пути ни один человек, в той земле прекрасные пастбища, а живут там лишь тучные и прекрасные ослицы, которые не находят себе покоя и мечутся в поисках подходящего супруга». И осел в сильном волнении крикнул: «Так что же нам мешает отправиться в ту землю? Пойдем туда скорее! Я буду счастлив очутиться там ради дружбы с тобой, не говоря уже об ослицах!»

И шакал повел осла в ту рощу, где жил лев. Немного опередив своего спутника, он побежал к своему повелителю и предупредил его, что обещанный осел приближается. Лев выбежал навстречу ослу и прыгнул, но промахнулся, и осел, испуганный его нападением, скрылся. Увидев, что лев не смог справиться с ослом, шакал сказал: «О царь зверей, неужто ты ослабел до такой степени?» Раздосадованный тем, что шакал был свидетелем его слабости и беспомощности, лев промолвил: «Если ты сумеешь еще раз привести этого осла ко мне, то я не промахнусь и он не ускользнет от меня». — «На этот раз дело будет потруднее, — заметил шакал. — Ведь после твоего прыжка осел, как он ни глуп, может мне не поверить». Но он вновь отправился на поиски осла и, увидев его, осторожно подошел к нему и спросил: «Что с тобой приключилось?» — «Чего тебе нужно? — воскликнул осел. — Я вижу, что ты хочешь погубить меня». Но шакал сказал: «Клянусь, что я хочу тебе только добра. Известно тебе, кто бросился на тебя в роще?» Осел, который до этого никогда не видел льва, ответил: «Нет, не известно». И шакал промолвил: «Ты напрасно испугался и ошибся, думая, что на тебя было совершено нападение. К тебе помчалась одна из тех прекрасных ослиц, о которых я упомянул, в пылу любовной страсти. И если бы ты не был так труслив и не бросился бежать, она была бы теперь в твоих объятьях и ты познал бы величайшее наслаждение».

Услышав слова шакала, похотливый осел, забыв о своих страхах и подозрениях, изо всех ног побежал за шакалом, а тот, опередив его, сказал льву, что осел следует за ним, и прибавил: «Хорошенько приготовься, мне снова удалось обмануть этого осла. Но если и на этот раз на тебя нападет слабость и ты упустишь добычу, то этот осел потерян для нас, потому что в третий раз я не смогу заманить его и он больше никогда не вернется». И лев, пристыженный и возбужденный словами шакала, подкрался к ослу и, набросившись на него, перегрыз ему горло. Стоя над своей добычей, он сказал шакалу: «Лекари велели мне перед тем, как принять лекарство, хорошенько помыться, чтобы избавиться от всякой скверны. Постереги тушу осла, пока я буду мыться, а когда я вернусь, то съем его сердце и уши, а остальное оставлю про запас и часть подарю тебе за твою помощь».

Сказав это, лев ушел, а шакал тотчас же бросился к туше и съел ослиное сердце и уши, надеясь, что лев сочтет это плохой приметой, побрезгует и не тронет остального мяса. Когда царь зверей вернулся, он первым делом стал искать свое лекарство и, не найдя его, крикнул: «Эй, шакал, где же сердце и уши?» И хитрец ответил: «У этого осла не было ни ушей, ни сердца потому, что если бы у него было сердце, он почувствовал бы опасность, а если бы были уши, то он услышал бы львиный рык и никогда бы не вернулся к тебе после того, как ему удалось ускользнуть от твоих когтей и клыков и избежать смерти!»

«Я рассказал тебе эту притчу, — продолжал царь обезьян, — для того, чтобы ты понял: я не похож на осла, у которого нет ни ушей, ни сердца. Ты предал и обманул меня, и я прибег к такому же обману, исправив свою прежнюю оплошность. Я был слишком доверчив и благодушен, а ведь еще в старину говорили: «Что испортит доверчивый, исправит опытный».

Черепаха и обезьяна

«Ты прав, и я виноват перед тобой, — ответил ему предводитель черепах, — И достойный муж может оступиться, но он признается в этом, и если совершил грех, то не стыдится выслушать назидание, ибо привык говорить правду и поступать по совести. Что же касается тебя, то ты едва не попал в беду, но сумел спастись благодаря прозорливости и острому разуму, одолев чужую хитрость своей хитростью и уподобившись человеку, который упал, споткнувшись о кочку, и поднялся, опираясь на ту же кочку».

И кончив свой рассказ, мудрый Байдаба промолвил: «Вот притча о неразумном, потерявшем то, что после долгих трудов попало к нему в руки».

Примечания

[1] Махир — Имя обезьяны могло этимологизироваться, так как по-арабски оно обозначает «умелый», однако, вернее всего, здесь случайное фонетическое совпадение.

Текст приводится по

См. также

Исконно.ru
Исконно.ru
Три обезьяны
Происхождение
Философия
В культуре и искусстве
Словарь трех обезьян
Библиотека по трем обезьянам
Коллекция трех обезьян
Толковый словарь по ножам
Четки
О проекте / координаты
Новости
Исконно.ru на facebook Фэйсбук
Исконно.ru в Инстаграме Инстаграм
Исконно.ru в Яндекс Дзен Яндекс Дзен
Три обезьяны в Пинтересте Пинтерест