Исконно.ruМонах-кидала (сказка)

Японская сказка «Монах-кидала»

А вот в царстве Японском буддистских монахов много живет. Но они не всегда похожи и на то, как мы монахов представляем, и даже на то, как учил своих учеников сам Будда.

Монахи могут работать в миру или вот торговать. У монаха могла быть собственность, а то и деревенька какая с крестьянами, гнущими спину, чтобы монах тот мог книжки умные спокойно читать. А еще монахи японские могли с женщинами жить: кто разговоров не боялся, открыто женился, а осторожные объявляли сожительницу троюродной сестрой. Ну а кто-то и юных послушников предпочитал.

Так почему он монах? Да постриг принимал и обеты давал — вот и монах.

И еще одним японские монахи когда-то славились...

Говорят, злейшие враги получаются из родственников. Вот так и с монастырями было. Было когда-то два родственных монастыря: один на горе́, а другой — под горой. И по многим мелким вопросам, вроде старшинства в церемониях на общих святынях, возникали разногласия, перераставшие в ссоры, драки и настоящую войну. То подгоренские с горы главный колокол укатят, то горские соберутся и не просто побьют подгоренских, а еще и пол-монастыря их и сожгут.

Начали монастыри специально собирать искусных бойцов и произошла у них гонка вооружений. В результате содержали монастыри настоящие частные профессиональные армии, знающие толк в маршах и перегруппировках, осадах и оборонах...

Нашего героя звали Кусукэ, он тоже служил Будде, учению и общине, но служил особенным образом. Был он вот таким монахом-военнослужащим, носил меч, имел необходимое снаряжение, умел ездить верхом и прочее.

Вот что нам нужно, чтобы считаться успешным? Работа, квартира, машина, ну еще жена и дети. Вот и у нашего Кусукэ всё было, как у людей: надежное место монаха-боевика, приличный дом, своя лошаденка под седлом, жена-красавица да две дочки.

Но из-за специфики службы приходилось ему часто слышать проповеди. Не то, чтобы он специально интересовался или понимал, о чем там говорится, но очень его зацепила одна простая концепция, о балансе хороших и плохих дел: чтобы спастись, надо делать больше благоприятных с точки зрения буддизма вещей, дабы уравновесить всё дурное, что ты творил по молодости.

Молодость у Кусукэ была бурной, поэтому он поинтересовался, какие есть надежные способы, которые уравновесят сразу много дурного. Медитации, молитвы и принятие сутр всем сердцем для боевика были слишком нудными и долгими. Для переписывания сутр грамоту нужно знать. Проще всего статую Будды поставить. Деревянную, конечно, так дешевле. И не очень большую, в пол человеческого роста, высотой в 3 сяку.

Надо только оплатить материалы и работу скульптора, а потом заказать освящение образа. В голове у Кусукэ заработал калькулятор. Начал он подбирать резчика-фрилансера, причем на цену особенно и не смотрел, выбирал по отзывам, чтобы работы людям нравились.

Товарно-денежные отношения в Японии тогда еще были не очень развиты, монетами почти не платили, больше процветал натуральный обмен. Работников кормили и отдавали за работу какие-то нужные вещи. Вот и скульптору Кусукэ отдал что-то, уже никто не помнит, что именно, но нечто ценное, намного дороже, чем обычная плата за подобный труд.

Отдать-то отдал, но с условием: «Плата твоя, но я хочу быть уверенным, что ты меня не кинешь и выполнишь работу качественно и до конца. Поэтому давай положим твою плату здесь у меня в опломбированной ячейке. А когда статуя будет готова, мы ячейку откроем».

Согласился фрилансер, очень уж плата выглядела привлекательной. Неприятный сюрприз вышел, когда захотел скульптор пообедать. Кусукэ сказал, что питание не входило в условия контракта и ему глубоко плевать на традиции, существующие на рынке. Если бы он заказывал изготовление статуи не у себя на дому, а в мастерской, еду мастера он бы не оплачивал. Пришлось скульптору плотно завтракать дома и работать до вечера без еды.

То же произошло и с материалами. Дерево — ладно, почти ничего не стоит. Но вот на заключительной стадии статуя покрывается лаками и отделывается настоящим, хоть и сусальным золотом. А они денег стоят.

Попытался скульптор попросить часть оговоренного в счет будущей оплаты, но заказчик был неумолим: раз договорились, что полная оплата после сдачи работы, то отступать от этого не должны. Пришлось исполнителю искать собственные средства, а где-то и договариваться в долг, чтобы получить лак и сусаль.

Но вот пришло время последней детали. Статуя считается законченной, когда у нее прорезаются зрачки.

Объявил Кусукэ, что этот знаменательный момент нужно отметить. Послал одну дочку с заданием в одну сторону, другую — в другую. Сам облачился торжественно, взял меч и вышел вроде как на базар за продуктами, чтобы накрыть стол.

А скульптор остался дома с женой, ожидая, что вот наконец-то наестся, а мечтая о плате из опломбированной ячейки.

Но вдруг он услышал грозный, как будто звериный рык и топот. В дом, вопя, ворвался хозяин с обнаженным мечом: «Гад! Как ты посмел! Ты пристаешь к моей жене! Да я тебя!..»

Напугать монах-боевик умел качественно, меч свистел над самой головой бедного художника. Поспешил он выскочить из дома и без сандалий бежать по улице. А Кусукэ бежал за ним по пятам и грязно ругался. Но потом подотстал и совсем остановился, только махал кулаками и кричал: «У! Только попадись мне!»

Побоялся скульптор возвращаться и что-то требовать у такого неадекватного заказчика. А ведь не только время он потратил. Пришлось ему еще долго покрывать долги за использованные лаки и золото.

Но статую нужно еще и освятить. Пригласил Кусукэ буддистского священника. Много у того было вызовов, но боевик предложил заманчивую плату.

Встретил он священника чрезвычайно вежливо и даже восторженно, вручил ему табличку со своим именем. Это был не просто аналог нашей визитной карточки, но и знак подчинения. Да Кусукэ так и сказал: «отныне я буду вашим слугой!»

После этого подвел священнику в подарок лошадь, а еще подарил замечательный серый халат с отливом. А на столе уже были готовы соблазнительные кушания.

Священник постарался провести церемонию как следует, прочел яркую проповедь и его подвели к столу. Как только он проглотил маленький кусочек, Кусукэ заявил: «Я теперь ваш слуга, позвольте мне подъесть за вами!» — и буквально сожрал все, что стояло на столе, не успел гость и глазом моргнуть. Прожевал, проглотил и продолжил: «Кроме того, мне будет нужна эта лошадь время от времени кататься туда-сюда и дайте мне этот халат, я буду его зимой надевать. А теперь прощайте!»

Священник ушел, чувствуя себя, словно проснувшимся ото сна, где получил богатство.

А что до Кусукэ, спасся ли он, обманывая близких? А Будда его знает!


Вольный пересказ из сборника «Рассказы из Удзи» (Удзи-сюи моногатари), XIII в. (?), свиток IX, история 4

См. также

QR-код сайта iskonno.ru
Исконно.ru
Исконно.ru
Три обезьяны
Происхождение
Философия
В культуре и искусстве
Словарь трех обезьян
Библиотека по трем обезьянам
Коллекция трех обезьян
Толковый словарь по ножам
Четки
iskonno.ru
о проекте / координаты
новости
Исконно.ru на facebook Фэйсбук
Исконно.ru в Инстаграме Инстаграм
Исконно.ru в Дзен Дзен
Три обезьяны в Пинтересте Пинтерест